October 1st, 2009

2009

болезненное

Без утреннего кофе жизнь, конечно, тоже имеет смысл, но я до него не добираюсь. Поэтому в бескофейные утра я грезила о своей большой конусообразной швейцарской кружке с кантонами-коровками, которая для меня - первый луч солнца, крик петуха, колокол, - без нее день никак не начинается. Завтра меня выписывают, а в субботу приезжает Валентина Полухина на презентацию своей новой книги о Бродском, будет тут у меня, в связи с чем к френд-походу в шашлычную Антисоветского подполья присоединиться не смогу, но, может, в другой раз? Вообще, советский цирк - всё более советский и всё более цирк, с нездоровым н(ф)ашистским румянцем - вызывает не протест, как некогда, когда была надежда, а досаду. Типа, "жаль, что всё так получилось", многоточие и взгляд на портрет Черномырдина В.С., лучшего поэта нашего времени. В больницу брала с собой предыдущую книгу Полухиной "И.Б. Жизнь, труды, эпоха", и несмотря на схожесть происходящего - со всем гебизмом и "антропологическим оползнем", по выражению того же И.Б. - тогда был драматический накал, дышало и прошлое, и будущее, миф 19 века (кодекс чести, сила слова) и набравший критическую массу миф идеального, очищенного от скверны, государства российского ("оковы тяжкие падут"), потому тогда поэтом эпохи был Бродский, а не дедушка Че.
Впрочем, есть и отрадное: больница, МНПЦ Оториноларингологии, куда я попала совершенно случайно, оказалась неправдоподобно хорошей. Весь персонал, от и до, внимателен, любезен, улыбчив, врачи - очень много молодежи, лет по 25, не больше - занимаются больными с утра до вечера, в с ё бесплатно ("за вас платит государство"), чистота, красота, в палатах душ, туалет, плазменая панель на стенке - в общем, я в восторге.