March 5th, 2007

mirrow

хайку

Обещала 575108, знатному хайкисту (или хоккуисту?), запостить хайку, которых и написала-то в жизни 13 штук, все в 1998 году. Медлила, но только что получила ирландский журнал хайку, где перевели и мои (вообще, жанр не мой)- напоминание издалека: обещал - сделай. Лирическое отступление: закончила текст (zenzinich, догадайтесь, что), теперь есть техническое задание - собрать стихи в кучку, на этой волне буду ставить их здесь каждый день.

Молочные реки, кисельные берега.
Лужи, погосты.
Русский взгляд - исподлобья и свысока.

Стыд, как комар, живет не больше суток.
А боль, как ворон - триста долгих лет.
Порыв - до первой саранчи и моли.

Я только что была кристаллом,
и вот уже фруктовое желе
подрагивает в вазочке всем телом.

Collapse )
mirrow

стихи, антология, 1984

НАТЮРМОРТ


Дзынь-бум-хрясть:
тут упасть или там упасть,
семя чувствует почву как жадную пасть.
То ли падать не надо, а надо стоять
как последняя проросшая в воздухе белая травка,
и безумный гравёр, с золотыми чернилами Кафка,
пишет: «семенем сим удалось непорочно зачать».

А семя дзынь-хрясть-бум:
отправиться наобум
то ли к этакой матери, то ли к эдакой матери,
то ли плыть сиротой на подветренном катере,
оазис – ура! оазис – ура!
Всё какая-то мура.

Хрясть-бум-дзынь:
мать моя – солнце родом из желтых дынь,
отец – бумеранг месяц лунный олень,
между ними – евклидова параллель:
il – отражение il, elle - отражение elle.

Семя, которое как мотылек, как форель
бьется бьется о свет фонаря,
запертое за стеклянную дверь…
Натюрморт: тьма египетская в базарный день.

1984
2009

Бахыт Кенжеев-Герман Лукомников

Только что вернулась с чудесного вечера: "Полюса" в ПиРОГах, Лукомников представлял стихи, написанные от лица Бонифация, Кенжеев -от лица Ремонта Приборова. Гетеронимы, в общем. У Германа - очень смешные, у Бахыта - персонажные ("простой человек"), а поэт он замечательный. Г.Л. - френд (почему-то не ставится его юзернэйм), у Б.К. тоже есть жж, зайду, зафренжу. Замечательного Бахыта, монреальского жителя, вижу редко - погуляли, поговорили. Весна уже, можно по улицам гулять.