January 11th, 2007

2009

Египет

Я в Египте пятый раз. С каждым разом египтяне все цивилизованнее (в 5-звездных отелях, конечно, за пределы я не выхожу), бакшиш не только не вымогают, но даже не намекают, улучшающийся сервис - это и эволюция их самосознания. Турист - невольный цивилизатор и удобритель (от слова добро). И инвестор в египетскую экономику, вестимо, им легко стать полностью курортной зоной, да так они и делают, строят, парки разводят, с каждым годом всего больше, и все лучше. К пальмам у меня особое чувство. Эдемский сад - это, как пезаж - пальмы, но когда-то я не знала, что библейский Эдем располагался на территории нынешнего острова Бахрейн (по последним данным, раньше думали, что в Ираке), а просто чувство такое было, что пальмы - это рай. Но это тема, о которой я думала в Египте почти круглосуточно, чаще во сне, потому что спала больше, чем бодрствовала, и теперь силы вернулись, а то в конце года аккумулятор совсем сел. Тема - подлинность/фальсификация истории. Сказки с невероятными сюжетами (а я была как раз на Синае, неподалеку от места, где говорил куст), ученые с радиоуглеродными датчиками - как параллельные миры, и мы существуем в обоих. Адам и кроманьонцы. Ева и митохондриальная Ева, одна - в Эдеме, другая - в Африке, в глубинке. Но пальмы и там, и там. Я завтра напишу о нескольких теориях возникновения человечества, чье авторство мне неизвестно, но я их тоже переживала на Синае, вернее, пробовала на зуб, обсасывала, перекатывала из сна в явь. Отдельная тема - русские в Египте. Тоже завтра.
2009

ночь в Москве

Первые два впечатления от Москвы: отравленный воздух, сосуды перенапрягаются, уезжаешь (причем, не только в Египет, в любую страну), и организму хорошо, здесь - всё что-то болит, ноет, свербит. Когда-то у меня были дикие головные боли, постоянные, иногда не могла голову от подушки оторвать, длилось это всю перестройку, но стоило уехать (1989 г. - Роттердам, 1990 - Будапешт, Вена, Мюнхен, Америка, далее постепенно везде вплоть до возвращения в Москву в 1995), как головные боли исчезли, причем навсегда. Второе впечатление - предвкушение завтрака, который у меня строго ортодоксален: кофе из одной и той же кружки и йогурт. Чай пью потом из разных кружек (у меня их целая коллекция - привезенных из мест, где была), а вот утренний кофе до этой осени у меня был из португальской кружки, белой с цветочным типично португальским орнаментом, а после Швейцарии я ее сменила на новую - представляющую собой швейцарский флаг: ярко-красную с большим белым крестом, состоящим из маленьких коровок (тоже символ Швейцарии), и вот, проснувшись сегодня по-египетски рано, я о ней мечтала, о кофе в ней. А теперь пойду изучать городскую жизнь, по пути к цели (добывания пищи)и обратно.
2009

новый город

Отель, в котором я жила - это на самом деле городок. По территории, по двум маршрутам, курсируют открытые автобусы, потому что пешком из конца в конец не доберешься. Отелей на этой общей территории (Domina Coral Bay называется)шесть, с отдельными двухэтажными домиками, пространство заселено не густо, то есть при 4.100 приезжих и 1.500 персонала, как они пишут, это был бы полноценный - многоэтажный, уплотненный - современный город примерно на 60 тыс. жителей при такой территории. Много ресторанов, бассейнов, корты, СПА, этим могут пользоваться все, но одни бесплатно, другие за деньги, в зависимости от того, в каком из шести отелей живешь. Правда, соленым озером в центре и электромобилями пользуются только жители самого дорогого отеля - Престиж. Там джакузи в номерах и вообще люкс. - И вот какая у меня возникла мысль: новый вид города при новом, оседло-кочевом образе жизни, когда в городе нет постоянного населения, кроме обслуги, но он всегда полон жителей. И такие города могут возникать как тематические. Здесь - морской отдых, можно, впрочем, снять виллу на месяц, поработать (кому хватает для этого ноутбука и интернета). Города-СПА, они же санатории, города-музеи
2009

русская тема

Все про Египет, сценка: у бассейна на лежаках располагается семья, родители с мальчиком лет восьми. Он просит помочь ему снять с себя что-то из одежки. Папа: "Ты что, не русский? Не можешь сам раздеться?" Это я перешла на тихую сторону бассейна, потому что приехала компания из восьми русских лет тридцати типа бизнесменов люберецкого пошиба и показывала крутизну. То есть, с бутылками виски в руках, криками, прыжками в бассейн со страшным шумом и плеском, вечером они крушили ресторан, наутро у бассейна притихли все, кроме одного. "Ну голос у меня громкий, что ж тут?" "Странные люди, не хотят общаться". Русских теперь как узнаешь в интернационале (в этом отеле - половина итальянцев, поскольку отель итальянский, половину русских, и всякие отдельные англичане, финны, голландцы итд)? По брендам: многие расписаны с ног до головы Версаче-Диор итд, другие (что меня удивило)- в новой олимпийской форме российской сборной. На обратном пути в самолете перед нами сидели четверо, по их разговорам - сотрудники ФСБ. Трое - компания, один - отдельно, он и сделал замечание упившимся двоим, чтоб не матерились. Ответ: Да ты знаешь, кто мы? Заткнись лучше. - А кто? -Из ФСБ. - Это я из ФСБ. Дальше начались выяснения, кто из какого лабиринта ФСБ, помирились, дальше пили вместе, периодически пытаясь драться, потом опрокинули мой чай, захотели общаться, я сказала, что сожалею, что население России вымирает слишком медленно и что хотела бы, чтоб именно такие, как они, алкаши, и вымирали. "Мы - русские люди, а не алкаши!" - сказали они с городостью, всмотрелись в меня: "Да она не наша какая-то", Саша тут же встрял, что я писатель (это вроде бы извиняло "ненашесть"), и один из них предложил мне рассказать свою жизнь, чтоб я ее описала. "Я молодой, а жизнь у меня уже такая, что не дай Бог". Третий в компании, единственный трезвый, сидел где-то отдельно, только приходил успокаивать, а тут окончательно уселся с ними, сперва грозил, приказывал, отчитывал, понятно было, что начальник, они стихли, к счастью. Те русские, по которым это не видно издалека - это просто люди, и о них что говорить, пусть бы популяция убывала не за их счет.