Татьяна Щербина (shcherbina) wrote,
Татьяна Щербина
shcherbina

"такое вот хреновое лето"*, но

11 градусов, серое небо, от которого закрываешься зонтом, спать хочется - типичное начало ноября. И все же съездила под проливным дождем на Новодевичье: сегодня моей маме исполнилось бы 80 лет, а умерла она семнадцать лет назад. До этого смотрела по телевизору докфильм про Лизу Никищихину, поскольку когда-то общались. Про социальный слом в фильме не было ни слова: просто родила, из-за этого в театре перестали давать роли, из-за этого запила и осталась одна: в театре перепадали эпизоды со старухами-пьянчужками, и то редко, муж ушел, второй ушел (это был Женя Козловский, через которого я и знала Лизу), дочь ушла. Я уже не помню хронологии - когда посадили Женю, когда была Васса Железнова и пр., но многие, особенно прожившие к 89-му году полвека, не могли остановить внутреннего инерционного движения: все в них было заточено под те декорации, тот репертуар, а театр погорел. Не в том дело, нравился им СССР, он же совок, или нет - кроме "мастодонтов", как их тогда называли (к ним принадлежала и Зыкина - проходила сегодня мимо ее уставленной венками могилы), не нравился он, кажется, никому. Но многие персонажи того погорелого театра стали пылиться как марионетки на складе, потому что их внутренние кукловоды оказались на улице. Карабас-Барабас сдох, и новая драма зарождалась на улице. Многие кукловоды выжили, выждали, пока подрастет Карабасик-Барабасик, и спустя время достали со склада своих кукол - свои роли - пропылесосили их и вернулись за ширму. А те, которые были неразделимы со своими персонажами, для кого они и были жизнью, все эти хрупкие люди спились, легли на дно, отправились в дом престарелых или на тот свет. В России надо быть двужильным, перемены социальной участи здесь часты, как нигде. Или мне просто неизвестны другие места: детали региональных социотрясений - в отличие от "мирового контекста", где нити не рвутся, из них так и ткут, то одно, то другое, на глазах у благодарной публики - известны только специалистам.
Я дружила с одной многожильной женщиной, переводчицей Лилианой Зиновьевной Лунгиной (написала о ней незадолго до ее смерти в журнал "Пушкин"), и с завтрашнего дня по РТР будет идти многосерийный докфильм о ней, "Подстрочник". Я его уже видела, автор показывал на DVD - Олег Дорман, это стоит посмотреть: невероятный для предлагаемых в каждый период обстоятельствах жизненный ответ. Лилиана Зиновьевна похоронена, кстати, тоже на Новодевичьем.
А вчера были на концерте Умки, Ани Герасимовой (тут фото), никогда не слышала, как ни странно. Стихи понравились, сама понравилась, а песни - как всегда (в смысле, что песен и авторов, которые производили на меня впечатление - по пальцам одной руки).
*если кто не знает анекдота, расскажу в комментах.
P.S. Моя мама была специалистом по кукольному театру, писала и о певцах, а Л.З.Лунгина начинала свою жизнь с кукольного театра. Правда, это было еще во Франции, откуда ее, юной девушкой, переместили в сталинский экстрим.
Tags: жизнь 09
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments